Слушайте!
Болгарское национальное радио © 2022 Все права защищены

Готова ли Болгария присоединиться к еврозоне?

Некоторые эксперты скептически относятся к вводу евро в Болгарии в 2024 году

Фото: Pixabay

В последние недели снова и довольно активно в общественном пространстве заговорили о вступлении Болгарии в еврозону. Власти, представители бизнеса и эксперты даже назвали дату, когда это произойдет – 1 января 2024 года.

Бесспорно, подписанием договора о членстве в ЕС каждое государство-член выразило свое согласие принять общую европейскую валюту. В нем, однако, не указан точный срок, когда именно замена национальной валюты должна вступить в силу. Насколько достижима замена лева на евро в 2024 году на фоне геополитических сотрясений, связанных с войной в Украине и сопутствующей инфляцией, которая становится все более осязаемой в нашей стране, все еще сложно прогнозировать.

Согласно опубликованному недавно докладу Европейской комиссии, касающемуся конвергенции, Болгария все еще не могла бы присоединиться к еврозоне. Законы Болгарского народного банка несовместимы с законодательством еврозоны, а инфляция в стране слишком высока – 14,4 % на годовой базе. Согласно требованиям, она не должна превышать 1,5 % от среднего уровня стран с наилучшими показателями.

Каковы планы Хорватии, которая вступила в ЕС в 2013, и соседней Румынии, с которой Болгария вместе вошла в ЕС в 2007?

Тогда как Хорватия уже отвечает всем критериям и может ввести единую европейскую валюту еще в начале 2023 года, Румыния откладывает ввод евро на неограниченный период, намереваясь сосредоточиться на социально-экономическом восстановлении страны от Covid-19 и сокращении отрицательных последствий войны в Украине.

"Условия присоединения к еврозоне связаны со строго определенными параметрами бюджетного дефицита, публичного долга, инфляции и валютного курса, а также долгосрочной банковской процентной ставки", – напомнила в интервью программе "Христо Ботев" БНР ответственный редактор дирекции "Балканы" в БТА София Георгиева.

По оценке экспертов, дефицит не должен превышать 3 % ВВП.

"Вступить в еврозону, когда у нее восходящая инфляция и опасения рецессии, это несет дополнительные риски. С другой стороны, колебание связано и со скептицизмом людей в отношении евро, который растет со временем. Поэтому политикам следует убедить людей, что таков путь", – прокомментировала в интервью БНР экономист Даниела Бобева, уточнив относительно членства Болгарии в еврозоне следующее:

"Если мы будем продолжать тратить больше, чем можем себе позволить, тогда вряд ли мы выполним критерий бюджетного дефицита, инфляции. Если в актуализации бюджета планируются огромные расходы, тогда будет трудно реализовать критерии. ЕЦБ прогнозирует, что у нас будет проблема с инфляционным критерием. Поэтому необходимо сделать анализ и подумать, какую политику проводить".

Традиционно критическое мнение о замене болгарского лева на евро выражает макроэкономист доцент Григор Сарийски. Недавно в телевизионном интервью он в очередной раз отметил, что наша страна все еще не готова к подобному шагу:

"Правительство хочет, чтобы мы вступили в еврозону, чтобы снять с себя ответственность за финансовую политику. После присоединения Болгарии к ЕС каждая преамбула нового закона начинается с того, что необходимо привести наше законодательство в соответствие с европейским. Вступая в еврозону, мы сделаем то же в отношении валютной политики".

Макроэкономист напоминает, что еще несколько лет назад в еврозоне не было стабилизационного механизма, которым "искупать грехи" какого-либо другого государства. Теперь, однако, такой механизм существует и каждая страна-член уже обязана в нем участвовать.

В то же время, финансист Виктор Йоцов, один из сторонников присоединения Болгарии к еврозоне, выразил недоумение, почему нашей стране потребовалось 13 лет, чтобы быть допущенной в т. наз. зал ожидания еврозоны:

"Нет критериев, которые мы должны выполнить, чтобы вступить в механизм EРМ. Поэтому думаю, что на решение оказывал влияние довольно сильный политический элемент. И, несмотря на это, Болгария уже 25 лет как отказалась от того, чтобы иметь активную валютную политику, и следует за Европейским Центробанком. Все негативы – не иметь собственную денежную политику – у нас уже есть 25 лет. С другой стороны, преимущества того, чтобы быть частью валютного союза – сокращение трансакционных расходов, более низкие процентные ставки и т. д. – этим мы не пользуемся".

Составил: Йоан Колев

Перевод Елены Паскаловой

Фото: Pixabay, ЕПА/БГНЕС