Болгарское национальное радио © 2021 Все права защищены

Потомка болгарских евреев показывает архив Януша Корчака

Д-р Анат Ливне на открытии выставки «Еврейская Варшава: История человеческого духа» в музее «Бейт Лохамей-ха-геттаот», январь 2018 года
Фото: архив

Приближается 27 января – день, когда в 1945 году были освобождены немногие выжившие из концлагеря Аушвиц (Освенцим). Спустя десятилетия ООН провозгласила эту дату Международным днем ​​памяти жертв Холокоста, поощряя не только уважение к жертвам, но и накопление знаний, чтобы этот геноцид больше никогда не повторился. В память о жертвах в 1949 году в восстановленном после Второй мировой войны еврейском государстве Израиль был основан музей холокоста и еврейского сопротивления «Бейт Лохамей-ха-геттаот» (в переводе с иврита Дом-мемориал борцов гетто). 


Музей, названный в честь еврейского поэта Ицхака Каценельсона, погибшего в Освенциме, расположен в Галилее, на территории кибуца «Лохамей-ха-геттаот», созданного бывшими партизанами и деятелями еврейского сопротивления нацистам в Польше и Литве.

Многолетним исследователем и директором «Бейт Лохамей-ха-геттаот» является Анат Ливне, выросшая в болгарском кибуце «Бейт-ха-Шита», недалеко от Галилейского моря. Когда-то ее дедушка был директором еврейской школы «Тарбут» в Софии, а ее бабушка преподавала там до 1939 г. Когда семья прибыла в Израиль, она была среди основателей кибуца «Лохамей-ха-геттаот». В нем жили дети и молодые люди из концлагерей и гетто по всей Европе.

В отличие от своей матери, которая унаследовала профессию учителя от своих родителей из Болгарии, Анат Ливне выбрала историю.Она хотела найти ответ на парадокс – почему польские евреи, каким является ее отец, не смогли спастись от лагерей смерти и как это удалось болгарским евреям.

Каждый год в дни около 27 января выживших во Второй мировой войне евреев приглашают рассказывать о страданиях и унижениях в концентрационных лагерях. Но Анат Ливне выступает против злоупотребления чувствами людей, все еще несущих «вину» за то, что они выжили в отличие от своих близких. Конечно, это не означает, что память о погибших и то, что произошло в Европе, должны уйти в забвение – память о них может передаваться через конференции, произведения искусства, а не через показные церемонии. Из-за ее «еретических» высказываний контракт Анат Ливне в музее не был продлен.

Анат Ливне, однако, хранит память о самых интересных архивных материалов музея, хранящихся в тайнике в Варшавском гетто.


«Некоторые из бесценных экспонатов были переданы членами нелегальной молодежной группы «Дрор», которые бежали из Варшавского гетто и возвращались с едой, новостями с фронта, а иногда и с оружием, – рассказывает Анат Ливне. – Эти молодые люди знали каждую дыру в заборе, путь через канализацию, неизвестные подземные проходы и поэтому им удалось спастись». 

Одним из ценных экспонатов музея является портфель с документами и личными вещами гениального педагога Януша Корчака, который добровольно сопроводил до Треблинки воспитанников своего еврейского дома для сирот в Варшавском гетто и вошел с ними в газовые камеры.


«В своих трудах он рассматривает ребенка еще с рождения как человека, имеющего свои права, которого с раннего возраста можно спрашивать о его мнении, – продолжает свой рассказ Анат Ливне.– В то время дети не читали его трудов или сказок, но им посчастливилось разговаривать с ним и познакомиться с его невероятными взглядами. По мнению Януша Корчака, люди – братья, и нет разницы в том, какой национальности ребенок, а как он живет, чтобы быть счастливым».

У педагога было два детских приюта – один для еврейских детей, а другой для польских сирот. Он также вел собственную передачу по польскому радио, в которой участвовали дети. Люди знали его как великого польского педагога, но не все знали его настоящее имя – Хенрик Гольдшмидт.


«В гетто Януш Корчак не делал разницы между местными детьми и детьми из приюта, и он часто раздавал осиротевшим детям вне дома трудно доставленную еду, – рассказала еще Анат Ливне. – Он настолько вызвал уважение немецкой охраны, что офицер предложил вывести его из гетто, когда началась депортация в лагеря смерти. Но он остался с детьми, в которых вселял мужество до последнего момента».

Незадолго до того, как его увели, Янушу Корчаку удалось передать члену молодежной группы «Дрор» портфель с незаконченным научным трудом по педагогике, документами из детского дома, личными вещами и небольшой суммой денег. Молодые люди спрятали его в тайнике, а после войны разыскали его и перенесли в Израиль. Портфель – последнее, что осталось от великого ученого и педагога. В музее восстановили это оставшееся наследие и сегодня оно является самым ценным в его экспозиции.  


Перевод Марии Атанасовой

Фото: архив, gfh.org.il, личный архив


Еще из рубрики

Здание Народного собрания – символ болгарского парламентаризма

Какова история здания, в котором до недавнего времени проводились пленарные заседания болгарских депутатов? После Освобождения Болгарии от османского ига в 1878 г. началось постепенное восстановление болгарской государственности. Под..

опубликовано 23.02.21 14:34

150 лет со дня Первого церковного народного собора

23 февраля исполняются 150 лет со дня созыва в 1871 г. Первого церковно-народного собора в Константинополе, на котором заседали 50 представителей. Этот своеобразный первый болгарский парламент изготовил и принял „Устав управления Болгарским..

опубликовано 23.02.21 6:00

Архимандрит Вассиан: Почитание святителя Серафима растет с годами

26 февраля, когда чествуется день памяти святителя Серафима, архиепископа Богучарского, Софийского чудотворца, в Русской церкви Святого Николая Чудотворца в Софии состоится праздничное богослужение и молебен над мощами святого . В этом году..

опубликовано 22.02.21 12:34