Болгарское национальное радио © 2021 Все права защищены

Болгария стала гостеприимным домом для белой эмиграции

Выставка отмечает 100-летие прибытия в Болгарию беженцев из России

| обновлено 17.05.21 8:15
Фото: архив

Революция большевиков в России и последовавшая за ней Гражданская война вынудили тысячи дворян и представителей интеллигенции покинуть родину, чтобы спастись от возрастающего насилия. Многие из них нашли убежище в Болгарии, другие продолжили путь в Югославию и, прежде всего, в лелеянный Париж.

Государственное агентство «Архивы» выбрало строку «Ваше благородие, госпожа чужбина» из известной песни Булата Окуджавы девизом своей выставки, которой отмечается 100-летие прибытия в Болгарию частей белой эмиграции.


В документальном рассказе экспозиция представляет путь белогвардейцев в нашу страну, решение правительства Болгарии приютить их и долгосрочные следы российских эмигрантов в образовании, науке и культуре страны.

Михаил Груев
«Кульминация этого процесса, продолжавшегося несколько лет, наступила в 1921 г., когда был разбит корпус Петра Врангеля и через Севастополь его части покидали Россию, – рассказал Михаил Груев, председатель Государственного агентства «Архивы». – Эвакуировались не только военные, а сотни тысяч гражданских лиц – офицеры с семьями, врачи, учителя, вообще интеллигенция, которая бежала от красного террора. Многие из них нашли в Болгарии свою вторую родину. Речь идет о личностях, которые оставили след почти во всех секторах культурной, экономической, научной жизни нашей страны в межвоенный период. Эти люди, очень небольшой частью которых были военные, по сути, оставили свои имена в современной болгарской культуре и науке».

Болгария открыла свои границы и сердце для белогвардейцев, ищущих прибежища из-за расстрелов и варварства в родной стране. Первоначально их селили в казармах и военных школах, впоследствии они были расселены по всей стране.

Офицеры Первого армейского корпуса генерала Кутепова в Болгарии, Вeлико-Тырново, 6 апреля 1922 года.
«Вначале русская эмиграция насчитывала почти 100 тыс. человек, но с годами их осталось около 20 тыс., – продолжил свой рассказ Михаил Груев. – Близость культур и языков, общая православная вера – часть факторов, которые оказали влияние на их выбор Болгарии своей второй родиной. Правительство Александра Стамболийского (1919-1923) также прилагало большие усилия по их размещению и питанию, для создания какой-то занятости мужчин. Так Болгария, которая после Первой мировой войны находилась в тяжелом состоянии – под давлением и сотен тысяч беженцев, поступающих из оторванных от страны территорий, оказалась исключительно гостеприимной страной. Она действительно делилась своим куском хлеба, чтобы эти люди могли выжить».

А их благодарностью в ответ был созидательный труд в областях, в которых они могли способствовать своим образованием и богатой культурой. Некоторые из белоэмигрантов сыграли основополагающую роль в искусстве и других общественных сферах, многие врачи боролись с эпидемиями своего времени – сыпным тифом, туберкулезом, не боясь отправиться к турецкому населению в Родопы и поднять на более высокий уровень медицину и санитарные услуги.

Персонал и пациенты Русского госпиталя в Велико-Тырново.
Что, однако, случилось с белогвардейцами во время Второй мировой войны, когда Болгария стала союзником Германии и как относилась власть после 9 сентября 1944 г., когда в стране был установлен коммунистический режим, к людям, бежавшим от этого режима в России?

«Факт, что небольшая часть тех, кто поселился в Болгарии, включились в корпус Власова, который воевал на стороне нацистов, – ответил Михаил Груев. – С оккупацией Болгарии Красной армией и после этого к русским эмигрантам относились как к недружественному населению, а белогвардейские организации были ликвидированы. Власть воспринимала с очень большой подозрительностью их всех и белогвардейцы стали объектом разного рода преследований».

«Ваше благородие, госпожа разлука,

мне с тобою холодно, вот какая штука.

Письмецо в конверте

погоди – не рви…

Не везет мне в смерти,

повезет в любви.

Ваше благородие, госпожа чужбина,

жарко обнимала ты, да мало любила.

В шелковые сети

постой – не лови…

Не везет мне в смерти,

повезет в любви», – воспел поэт с гитарой Булат Окуджава.

«Болгария для них стала вторым домом, но, наряду с этим, сохранилась жажда, тоска по настоящей родине. Поэтому нам показалось, что эти строки точнее всего передают двойственный статус, в котором они оказались у нас», – дополнил Михаил Груев.

Перевод Елены Паскаловой

Фото: bulgarianhistory.org, archives.government.bg, БГНЕС и архив

Еще из рубрики

Конференция, посвященная 800-летию основания Ивановских скальных церквей

Национальная научная конференция, посвященная 800-летию основания Ивановских скальных церквей проходит в г. Русе. В форуме принимают участие 40 медиевистов из Болгарии и других стран. Под эгидой Национальной комиссии Республики Болгария..

опубликовано 18.06.21 9:50

Какими были сапоги болгар 1300 лет тому назад

Когда мы посещаем музей или смотрим историческую хронику, немногие обращают внимание на обувь наших предшественников. Образ жизни и тогда, и сейчас определяет и вид обуви. «Сегодня это часть моды, но столетия назад обувь, скорее, производили так,..

опубликовано 13.06.21 8:10
Общий вид на Кюстендил 1927 г.

Цифровой архив будет хранить историю индустриального наследия Болгарии

Построенные в годы бурного развития промышленности начала ХХ века фабрики, железнодорожные сооружения и мосты сегодня либо сносят, либо они вдруг «сами загораются» и разрушаются. Сохранением памяти об этих ценных архитектурных образцах занялась..

опубликовано 12.06.21 9:30