Маргарита Занеф – самый щедрый даритель Национальной галереи

Фото: архив

В конце 1949 года из порта Неаполя отчалил океанский лайнер, на борту которого находились 1260 эмигрантов. Их багаж состоял, преимущественно, из надежд и мечты о незнакомом австралийском береге, столь дружелюбном и теплом, как настоящая родина. После долгих испытаний среди волн, в порту Сиднея сошла и одна болгарская дама. Она проведет полвека в изгнании до того, как ненадолго вернется домой, и в свой последний час исповедует в одном единственном жесте чувство, таимое в ее сердце, оставаясь навеки в памяти людей.

Открыв завещание Маргариты Занеф, австралийские адвокаты наткнулись на ошеломляющий факт – свои сбережения 95-летняя дама поделила между Национальной галереей в Софии и Художественной галереей в Новом Южном Уэльсе в Сиднее. Между городом, в котором она встретила любовь и в котором родился ее сын, и городом, в котором она создала свой второй дом и потеряла своих самых близких людей.

Почти 1 млн евро, которые болгарская эмигрантка завещала Национальной галерее, уже поступили на счета института, а директор Слава Иванова признается, что они до сих пор никогда не получали столь щедрое дарение. Это и стало причиной, по которой Национальная галерея решила найти родственников Маргариты Занеф и попытаться узнать, что стоит за великодушным жестом их благодетельницы.

Снимка«Эта дама оказалась довольно загадочной личностью, и одновременно с этим – очень симпатичной. Чем больше мы узнавали о ее реальном образе, тем больше ее благородный поступок приобретал все более значимую ценность в чисто человеческом измерении. Она оказалась очень милым, добрым, незаурядным человеком», – рассказывает Слава Иванова.

Маргарита родилась 11 апреля 1921 года и была четвертым ребенком в семье из монтанского села Погорелец (ныне Якимово). Девочку назвали именем Верба – в честь одной из ее бабушек, но это имя ей не нравилось, и до конца жизни она использовала ласковое Грета (уменьшительное от Маргарет в ряде европейских языков), так она подписывала и свои открытки в Болгарию. В родословном дереве рода выделяется ее дед – близкий царскому двору и долголетний мэр села, а также ее отец – сравнительно зажиточный человек, сумевший отправить своих старших детей на учебу в университет. В это время Маргарита была гимназисткой в Софии и мечтала продолжить свое образование в Мюнхене. Судьба, однако, встретила ее с любовью ее жизни, и она отказалась от мечты учиться. Так, всего лишь в 19-летнем возрасте, она вышла замуж за Цанко Цанева, представителя известного шуменского рода, а годом позже родился и их сын Антон. В середине 40-ых гг. семья уехала в Вену, а в последствие эмигрировала в Австралию. Они установились в Сиднее, где вели тихую и спокойную жизнь: Маргарита работала машинисткой, ее супруг – в государственной администрации, а сын был юристом. Но Цанко и Антон покинули рано сей мир, а сама Маргарита завершила свой земной путь в доме для престарелых, завещая фамильную недвижимость галереям.

Кто же мужчина, пленивший ее сердце и перевернувший ее планы, и почему они выбрали судьбу невозвращенцев?

«Он очень сильно любил Болгарию, и все время его преследовала недостижимая мечта увидеть ее снова, – говорит Слава Иванова, которая предполагает, что за эмиграцией стоят политические причины. – В отличие от своей супруги, которая в 2000 году ненадолго побывала в Болгарии, он никогда не вернулся на родину, а только посвящал ей стихотворения под псевдонимом Горд Балкан. И в последние годы своей жизни, уже будучи серьезно больным, он поселился в местности, напоминавшей ему горные пейзажи Болгарии».

«Маргарита часто говорила о Болгарии», – утверждает в свою очередь ее бухгалтер Алекс Уайтхед. По его словам, она не любила коммунистов, так как режим отнял у ее семьи все, и это и было причиной, по которой она покинула Болгарию. Почему, однако, эта тихая и скромная дама – любительница музыки и цветов, решила вложить семейные блага в произведения изящных искусств, при этом на двух континентах? Может быть, этого мы не узнаем никогда. Зато ее имя останется под картинами, как свидетельство ее щедрости. А аромат белой азалии, посаженной в парке ее сыном Антоном, долго будет напоминать об одной изгнанной семье, которая целую жизнь носило родину в своем сердце.


Перевод Десиславы Семковской

Фото: личный архив, БГНЕС и nationalgallery.bg
Еще из рубрики

Марио Жеков – художник, который черпал вдохновение у морской стихии

Он любил писать свои картины на берегу моря, улавливая настроения водной стихии и игру солнца на ее зеркальной поверхности. Он всегда следовал за светом, который волны раскачивали в танце, приводя душу в гармонию то мягким сиянием притаившегося..

опубликовано 12.08.18 9:35
Боян Радев

Выставка во «Дворце»: Болгарские шедевры и олимпийский дух

Во «Дворце» Национальной галереи была открыта масштабная и впечатляющая выставка. Это здание действительно было первым дворцом болгарских князей – Александра Баттенберга и Фердинанда – после Освобождения Болгарии в 1878 году. А сегодня в его залах витает..

опубликовано 10.08.18 13:59

В своем дебютном романе Камелия Кучер рассказывает историю о долгом пути домой

В Марселе – мультикультурном городе контрастов, 13-летний Франсуа знакомится с красивой алжиркой Фатимой, которая поведет его по пути к созреванию и осознанию смысла человеческой жизни так, чтобы спустя время он мог уверенно отправиться обратно..

опубликовано 07.08.18 12:40